вторник, 7 октября 2014 г.

Познавательный туризм. Чернобыльская зона. Украинский сегмент

Чернобыльская зона украинского сегмента давно стала туристическим объектом, где вся работа с посетителями отработана и поставлена на поток. Поскольку термин «туризм» нежелательно употреблять к месту техногенной катастрофы с радиационным загрязнением, визитеров здесь называют посетителями, прибывшими с познавательными целями.


Некоторые авторитетные рейтинги относят Чернобыльскую зону к десяти самым интересным местам мира. В частности, журнал Forbes в 2009 году назвал Чернобыльскую АЭС самым «экзотичным» местом для туризма на Земле. 


В 2001-2013 годах наблюдался постоянный рост посетителей зоны. На начальном этапе зону посещало 1-3 тысячи туристов в год, сейчас в среднем 12-14 тысяч посетителей, а пик пришелся на Евро-2012 — до 20 тысяч туристов. В этом году из-за ситуации в Украине наступил спад — примерно в три-четыре раза.

В этот раз Чернобыльскую зону посещал вместе с российской коллегой Ольгой Шевелевой. Российский паспорт журналистки вызвал пристальное внимание украинской стороны. И хотя разрешение для посещения ЧАЭС и зоны отчуждения было получено, но из-за повышенного к нам внимания мы вынуждены были соблюдать все странные ограничения типа запрета снимать контрольно-пропускные пункты, фотографии которых давно растиражированы на множестве сайтов.



Обывателям проще посещать Чернобыльскую зону через многочисленные туристические агентства, а журналистам — связаться с государственным предприятием «Центр организационно-технического обеспечения» (ГП «ЦОТИЗ»). Посещение для всех не бесплатное — в стоимость входит услуга сопровождающего работника, страховка и еще некоторые опции.

Хотя в 2002-м вышел доклад ООН, согласно которому в большинстве мест Чернобыльской зоны отчуждения отныне можно находиться без особого вреда для организма, считается, что посещение связано с риском для здоровья, поэтому посетитель несет личную ответственность за инструктаж по радиационной безопасности. В связи с этим посетители перед въездом в зону обязаны поставить подпись в соответствующем документе.




В зоне действуют ограничения.
Основное — не рекомендуется принимать пищу и курить на открытом воздухе, не рекомендуется прикасаться к сооружениям и растениям, не рекомендуется садиться на землю и класть на нее свои вещи, не рекомендуется пить воду из наземных источников, запрещено собирать и употреблять в пищу местные растения, запрещена охота и рыбалка, запрещено разводить костры, запрещено носить открытую одежду типа майки и шорт, запрещен открытый транспорт (велосипеды, мотоциклы), запрещено движение транспорта с 20.00 до 7.00.

Очень сурово наказывается вывоз подобранных предметов-«сувениров» из Чернобыльской зоны.





Программа посещения объектов «зоны» указывается в письме-заявке и согласовывается заранее.

Передвижение посетителей возможно только в присутствии сопровождающего из работников зоны, чаще всего это научный сотрудник. Он не только следит за соблюдением требований пребывания в зоне, но и выполняет роль гида. Нас сопровождал Игорь Чижевский.



Как правило, в программу пребывания входит экскурсия по Чернобылю — город находится на пути к ЧАЭС, подход к саркофагу-конфайтменту ЧАЭС, экскурсия в расположенный рядом «Смотровой павильон» — небольшой музей, посвященный катастрофе и её ликвидации, посещение города Припять, посещение «самосёлов» и по желанию — обед в столовой ЧАЭС, а также кормление сомов с моста расположенного поблизости канала пруда-охладителя.



Рядом с этим мостом находится памятник «Прометей», стоявший до катастрофы около одноименного кинотеатра в Припяти, и мемориал с фамилиями погибших при катастрофе на ЧАЭС и её ликвидации.

Визит в зону для всех посетителей начинается с КПП «Дитятки» — единственного «официального» въезда в зону, куда подаются списки на пропуск людей и транспорта.





Рядом с КПП в память об очередной революции возвышается инсталляция — вкопанный столбик с несколькими касками, флагом Украины и множеством завязанных носовых и шейных платков.









Украинский сегмент Чернобыльской зоны — самый оживленный. Практически всегда здесь присутствует транспорт, двигающийся в обоих направлениях. Причина — постоянные работы на ЧАЭС.

Через 25 километров въезжаем в Чернобыль. До катастрофы на ЧАЭС здесь проживало 13,7 тыс. человек. В прошлом году Чернобылю было 820 лет.



Чернобыль не похож на отселенный город. Первое впечатление — чистый аккуратный провинциальный городок. На улицах люди, автомобили, служебные автобусы, работают магазины и госучреждения. Формально Чернобыль отселен, но всегда оставался обитаем.

По данным на 1 июля 2014 г., всего в зоне зарегистрировано 176 самосёлов. Примерно сто из них проживает в Чернобыле, остальные — в 6-7 селах, расположенных в 30-километровой зоне. Средний возраст — 75 лет, в основном старушки, стариков меньше.



Остальные приезжают в Чернобыль работать. Некоторые вахтовым методом, другая часть приезжает сюда каждый день из-за пределов «зоны». Примерно 70% работают по графику 4/3, остальные по две недели. Это связано с экономией, при первом графике нужно меньше людей, чем при втором. В Чернобыль даже регулярно ходят маршрутки из Киева.

В Чернобыле имеется несколько магазинов с хорошим ассортиментом спиртного, две столовые для персонала — «Припять» и «Сказка» и одна для иностранцев — «Десятка», две гостиницы, отдел милиции, прокуратура, почта, часть МЧС, православная Свято-Ильининская церковь, дом культуры, административные и научные учреждения.


















Дом культуры 
Возле небольшого одноэтажного здания явно полувековой постройки стоит шильда, рекламирующая услуги физкультурно-оздоровительного центра «Досуг», в котором имеются женский и мужской тренажерные залы, а также игровой зал. Поначалу наличие в Чернобыле «оздоровительного центра» вызывает грустную улыбку, а потом понимаешь, что здесь, как и в любом другом городе, работает достаточно людей, которые после работы увлекаются не только пивом.









В любую столовую вход осуществляется через турникеты автоматического дозиметрического контроля.







Такие же турникеты стоят на железнодорожном вокзале станции Семиходы, откуда в Славутич ходит электричка, а также в столовой при ЧАЭС.

В Чернобыле кажется, что попал во времена СССР — на улицах мало транспорта и не видно рекламных билбордов, на почте сохранили плакат со старым советским индексом.









С почты отправили себе на рабочий адрес открытки — сувениры, на которых пропечатан штамп города Чернобыль



Рядом со зданием городской администрации стоит памятник Ленину, имя которого было присвоено Чернобыльской АЭС.



На одной из улиц остались соседствующие таблички старого и нового названий — Ленина и Дружбы.





Центральной улицей Чернобыля является Советская. На карте города также можно увидеть улицы Маркса, Горького, Островского, Жданова, Фрунзе, Чапаева, Котовского, Щорса, Дзержинского, Якира, 25-летия Октября.

Присмотревшись, замечаешь другие особенности Чернобыля — нет детских площадок и нет самих детей. Раньше как-то не обращал внимания, как много значат голоса детей в городском шуме — без них неуютно.

Все трубы теплоснабжения проходят по поверхности, образуя над дорогами множество арок — по причине радиационного загрязнения почвы в городе стараются лишний раз в земле не рыться.



Впрочем, это не мешает содержать в порядке цветочные клумбы, вновь созданные, когда радиационный фон уменьшился.





Обитаемы в Чернобыле административные и научные учреждения, находящиеся в центре, а также часть пятиэтажек, переоборудованных в общежития вахтовиков.



Кое-где рядом с такими общежитиями разбиты небольшие цветники.



Другая часть пятиэтажек, а также почти все дома частного сектора, расположенные подальше от центра, стоят заброшенные. Стоит свернуть с центральных улиц в район частного сектора — попадаешь в откровенные трущобы: покинутые дома, почти за 30 лет основательно заросшие густым кустарником и деревьями.







В одном из районов города периодически раздается непонятный звук, напоминающий крик птицы или какого-то зверя — это работает акустический метеорадар одного из научных учреждений.

Еще одной особенностью Чернобыля стало наличие большого количества различных монументов и памятников на тему «мирного атома».













В 2011-м, в год четвертьвекового юбилея катастрофы на ЧАЭС, случилась авария на «Фукусиме», после чего в Чернобыле этого появился новый памятный знак.






В монументе использованы трубы, очень похожие на трубы из циркониевого сплава ТВЭЛ-сборок. 



Остановились в Чернобыле в небольшой провинциальной типично «советской» гостинице, построенной, согласно памятной табличке на стене, «в честь 50-летия Великого Октября».





Доброжелательная администратор, всё свободное время посвящающая цветам на клумбе у входа, чистый скромный двухместный номер с советской сантехникой, горячий душ — что ещё надо уставшим путешественникам?







Наш сопровождающий Игорь Чижевский предложил съездить пообщаться с самосёлами (этот пункт моя российская коллега указала в программе визита), предупредив о традиции, когда посетители привозят самоселам что-то вроде гостинцев — продукты питания или наличность.

К этому мероприятию у меня двоякое отношение. С одной стороны, очень хорошо, что администрация зоны не забывает об оставшихся здесь людях и делает так, что им помогают приезжающие сюда туристы.

С другой стороны, по моему мнению, это чем-то напоминает посещение зоопарка.

В итоге, от предложения посетить самосёлов мы отказались.

Первый день был посвящен осмотру ЧАЭС снаружи и экскурсии в Припять.

От Чернобыля до ЧАЭС — 18 километров. Ближайший город к ЧАЭС — Припять. До него два километра.

Раньше атомные станции было принято называть в честь областных городов. АЭС построена на территории Киевской области, но именем украинской столицы её назвать не решились, город Припять тогда не был построен, и ближайшим оказался Чернобыль.



При выезде из Чернобыля в направлении АЭС делаем традиционную остановку около местной части МЧС у монумента принимавшим участие в ликвидации катастрофы. С правой стороны стелы размещены фигуры пожарных в старых касках, слева — фигуры дозиметриста, техника ЧАЭС, врача, оказывающего помощь пострадавшему. На стеле надпись — «Тем, кто спас мир».

Сделали монумент не скульпторы, а местные пожарные в 1996 году. Монумент производит впечатление — далеко не каждому профессиональному скульптору удается создать такое эмоциональное произведение.









Рядом на лужайке недавно появилась экспозиция роботов, которые были задействованы в ликвидации последствий катастрофы. Некоторые роботы напоминают луноход, другие — те, что используют при разминировании. Вблизи роботов радиационный фон повышается. Мрачно шутим, что среди них отсутствует самый массовый и самый дешёвый на то время для государства класс роботов — биоробот в виде солдата в форме строительных войск.

















К ЧАЭС ведет двухполосная дорога, но выглядит она непривычно широкой из-за заасфальтированных обочин. Это сделано, чтобы транспорт не поднимал пыль.

На границе 10-километровой зоны ещё один КПП.

В Беларуси Чернобыльская зона, на территории которой расположен Полесский радиационно-экологический заповедник, делится на зону отселения и зону отчуждения. В зоне отселения разрешена ограниченная деятельность человека. Как правило, она заключается в том, что сотрудники заповедника высаживают леса для уменьшения ветровой эрозии почвы, когда с пылью разносятся радионуклиды. В зоне отчуждения по причине высокого уровня радиации деятельность человека не ведётся.

В Украине в Чернобыльской зоне похожее деление. Это 30-километровая зона, которая, как и в Беларуси, является вовсе не кругом, а территорией с границей сложной формы. Ближе к центру — 10-километровая зона. И самый центр — особая зона — промплощадка ЧАЭС.



Промелькнуло огороженное двойным забором здание ХОЯТ — хранилища отработанного ядерного топлива. Необычное по архитектуре сооружение из серого бетона напоминает военное укрепление. Этот ХОЯТ знаменит тем, что строили его по французскому проекту: Франция — лидер в Европе по использованию атомной энергетики. Когда было построено большое сооружение с толстыми прочными стенами, у него обнаружился всего один недостаток — туда не пролазит стандартный контейнер с ОЯТ.



С другой стороны — недостроенные сооружения 5-го и 6-го энергоблоков с замершими подъемными кранами. Эти блоки строились на расстоянии примерно двух километров от основного здания ЧАЭС, объединяющего четыре энергоблока.







Рядом с подстанцией на рельсах замерло необычное транспортное средство, напоминающее бронированный тепловоз белого цвета. «Передвижной трансформатор», — поясняет Игорь.







Теперь первое, что видно при подъезде к ЧАЭС — строящееся новое укрытие 4-го энергоблока, напоминающее увиденный в старой кинохронике ангар для «Цепелинов».







Знаменитая труба 3-го и 4-го энергоблоков, ставшая символом ЧАЭС, в 2013 году была заменена на другую — похожую, но визуально примерно в два раза меньшую. Старая труба мешала сооружению нового укрытия.




Два верхних фото сделаны в 2011 г.



Для охлаждения Чернобыльской АЭС был построен гигантский пруд-охладитель с системой каналов, хорошо заметный на спутниковых снимках. Пруд построен на месте старого русла Припяти. Длина пруда — 11 километров, ширина — более двух. Площадь — примерно 21,7 кв. километров. Максимальный объём — 160 млн. кубометров. Уровень воды пруда-охладителя выше уровня реки Припять на 7 метров, и вода туда постоянно закачивается насосами.



До катастрофы на ЧАЭС здесь работал рыбхоз. Сейчас в пруду водится карп, щука, сом и другие рыбы.

Сомы, которые за прошедшее после катастрофы время весьма заметно выросли и набрали в весе, являются достопримечательностью ЧАЭС. Поскольку рядом расположена служебная столовая ЧАЭС, недостатка в корме сомы не испытывают. Но мясо этих рыб употреблять в пищу совсем не рекомендуется.

Неподготовленному человеку становится немного жутко, когда видишь, как под мостом, неторопливо помахивая хвостом, кружит несколько сомов, напоминающих отрезок телеграфного столба, сопровождаемого стаей больших карасей. Несколько лет назад под мостом можно было увидеть сомов длиной более трёх метров. Сейчас, после манипуляций с уровнем воды пруда, сюда приплывают «всего лишь» двухметровые рыбины.











Дно пруда покрывает ил с большим содержанием радионуклидов. Вода служит хорошей изоляцией от излучения. Но неработающей станции пруд не нужен, а постоянное закачивание воды стоит денег. Кроме того, какая-то часть воды просачивается в Припять сквозь дамбу длиной в 25 километров.



В будущем планируется понизить уровень воды в пруду, уровняв его с уровнем Припяти. Учитывая количество радиационного ила, который необходимо будет захоронить, предстоит большая работа.

Традиционным местом посещения ЧАЭС является монумент 20-летия окончания сооружения объекта «Укрытие» над разрушенным энергоблоком. Это единственное место, откуда разрешается фото- и видеосъемка ЧАЭС. Оно наиболее приближено к «Укрытию» и наиболее удобно для съемки. Территория, прилегающая к ЧАЭС, давно дезактивирована, а высокий фон — это излучение, проникающее сквозь стены «Укрытия».



После катастрофы на ЧАЭС была проведена сложная и опасная работа по разъединению коммуникаций 3-го и разрушенного 4-го энергоблоков, и три блока продолжали работать. Однако мировая общественность настаивала, и станция была закрыта. Второй энергоблок остановили в 1991 году, первый — в 1996 году, а последним остановили третий энергоблок — 15 декабря 2000 года, когда по приказу тогдашнего президента Украины Леонида Кучмы поворотом ключа аварийной защиты заглушили реактор. Из энергопроизводящей станции ЧАЭС превратилась в энергопотребляющую.



Абсолютно все работники ЧАЭС, с кем я встречался, называют решение о закрытии ЧАЭС исключительно политическим и не одобряют его, утверждая, что станция могла бы и по сегодняшний день вырабатывать электроэнергию, как это делает множество других АЭС с подобным типом реакторов.

Затем направляемся в Припять.

По дороге вдоль машинного зала ЧАЭС замечаем нескольких рабочих, подкармливающих здорового черно-белого кота, выглядывающего между труб теплотрассы. Матёрый котище чувствовал себя здесь хозяином и был явно доволен жизнью.





Необитаемый город, просуществовавший всего 16 лет, давно стал культовым местом. Особую популярность придала ему вышедшая в 2007 году игра «Сталкер», создатели которой приезжали в Припять для видеосъемки пейзажей. Городские виды переданы в игре очень достоверно.





Построенный по единому плану на берегу одноименной реки, город Припять считался образцом советского градостроения. До катастрофы здесь проживало около 50 тыс. человек — в основном молодые люди, связанные по работе с ЧАЭС, имеющие хороший заработок, и их семьи. Поскольку к атомным объектам у служб безопасности всегда пристальное внимание, уровень преступности в Припяти был низким. Даже переселившись в весьма уютный Славутич, многие жители Припяти тоскуют по покинутому городу.







Жители покинули город в первый день после катастрофы, думая, что уезжают ненадолго, оставив почти все вещи в своих квартирах. Кто-то, в основном это работники ЧАЭС, потом смог вернуться за своими вещами.

Так как рассматривалась возможность возвращения людей в Припять, город дезактивировали — сейчас радиационный фон там относительно невелик — в среднем около 100-200 мкР/ч.

Игорь Чижевский пояснил, что Припять стала полностью покинутым городом примерно с 1998 года, когда стало ясно, что станцию закроют. До этого времени там размещались некоторые «чернобыльские» ведомства. Эти здания можно отличить по остаткам белого полимерного покрытия, которыми застелили полы после катастрофы для того, чтобы их было удобней мыть.





Чтобы предотвратить разграбление Припяти, покинутый город обнесли оградой из колючей проволоки, оставив только один проезд с постом охраны. Проникнуть на автомобиле в Припять в объезд поста невозможно.



Однако город давно разграблен. Вначале грабили брошенные квартиры, потом стали вывозить металлы и стройматериалы. Сперва — медные кабеля, алюминиевые витражи. Затем — чугунные радиаторы отопления и ванны, мраморную облицовку и многое другое, что можно продать.



На вопрос, можно ли было так разграбить Припять без сговора с охраной, сопровождавший нас Игорь отвечать отказался.

Лето — не самое лучшее время года, чтобы рассматривать Припять — здесь буйство природы. Разросшиеся почти за три десятилетия деревья с кустарником скрывают дома, а главные улицы выглядят узкими проездами.










Дорога в школу. 





Сейчас Припять стала важнейшей достопримечательностью Чернобыльской зоны. Здесь снимают фильмы, организовывают рекламные акции, перфомансы. Также тренируются группы антитеррора — Припять представляет собой большой уникальный полигон. Особую ценность для антитеррористических групп представляет возможность упражняться в снайперской стрельбе в городских условиях, где потоки воздуха среди многоэтажных домов влияют на точность. Припять моделируют в компьютерных играх, и, конечно же, сюда водят туристов-посетителей.

Среди кустов замечаем белый «Лендровер» с польскими номерами. «Эти поляки сюда каждый год ездят», — поясняет Игорь.

Отдельно стоит остановиться на так называемых репортёрах, любящих устраивать постановки. В Припяти им раздолье. В 2006 году кто-то из них для создания «душевной» композиции рассадил мягкие игрушки на небольшой карусели в парке аттракционов.




Фото 2006 года

В этот раз Игорь в здании школы показал нам зал, в котором пол был буквально устлан масками детских противогазов, а в центре зала стоял стул, на котором лежала небольшая кукла с противогазной маской. Вдобавок, кое-где противогазные маски свешивались с потолка на кусках проволоки. Чтобы создать такую композицию, требуется не один час.







В одном из классов школы весь пол был завален книгами — кто-то специально выворачивал книги из шкафов и равномерно покрывал ими пол. Жалостливая детская тема актуальна всегда.





Всё ценное в Припяти давно разграбили, но здесь по прежнему осталось много интересного из прошедшей эпохи — школьные учебники с картами СССР, цитатами Ленина и разъяснениями о преимуществе социализма. На улицах — телефонные будки и автоматы газированной воды.











В здании Дворца культуры по прежнему лежат портреты членов Политбюро, которые готовились нести на первомайской демонстрации. Я их видел ещё в 2006 году, когда побывал там первый раз



На крыше 16-этажки — герб СССР.



Находясь втроём в покинутом городе — украинец Игорь, россиянка Ольга и я из Беларуси, любуемся этим гербом, вспоминая, что когда-то жили в одной большой стране.





На вопрос о будущем Припяти Игорь отвечает, что здания постепенно ветшают, становятся опасными, чтобы заходить внутрь.





На крышу 16-этажек уже несколько лет запрещено подниматься. Из-за того, что Припять является культовым туристическим объектом, вероятно, в городе сделают безопасный маршрут для посетителей, где специально для них оставят здания, а остальные снесут.





Вспоминаю, что в Беларуси не разрешают с познавательными целями посещать Чернобыльскую зону по причине высокого уровня радиации.

Задаю вопрос о том, насколько опасно для посетителей пребывание в Припяти. Игорь отвечает, что при соблюдении правил пребывания, опасности для здоровья нет.

Действительно, 100-200 мкР/ч — не опасный для человека фон. Для сравнения — в пассажирском самолете на обычной высоте полета 9000-11 000 метров из-за солнечного излучения фон составляет 200-250 мкР/ч.





Сейчас примерно 2000-2500 человек каждый день ездят на работу на ЧАЭС, Игорь и его коллеги постоянно водят сюда посетителей, сам я в Припяти третий раз — про какие-то проблемы со здоровьем, возникшие из-за посещения Припяти, в последнее десятилетие никто не слышал. Так что в вопросе безопасности посещения Припяти с Игорем полностью согласен.

Поскольку с собой у меня был радиометр-дозиметр, досконально знающий эти места Игорь ради забавы показывал нам самые «фонящие» места. В таких местах где-то поблизости лежит микроскопическая «горячая» частичка, прилетевшая сюда из горящего реактора. Но уже на расстоянии десятка метров от неё радиационный фон резко понижается.

Эти «горячие» частицы представляют опасность из-за возможного попадания в организм человека с пылью, но вероятность такого крайне мала.





Также в Припяти Игорь Чижевский обратил наше внимание на немного загнутые иглы отдельных молодых сосен, растущих в центре города, пояснив, что они такими стали, вероятно, в результате радиации.



Мне же больше понравились ели, ветки которых частично голубые, а частично зеленые — помесь двух сортов.





Периодически в разговорах Игорь упоминает «сталкеров». Какой-либо неприязни к ним он не испытывает, скорее наоборот — чувство уважения. Это мы легально приехали в зону на автомобиле, остановились в гостинице, обедали в столовой. А «сталкерам» приходится тайком преодолевать до Припяти только в одну сторону более полусотни километров. Еду, воду и всё необходимое надо нести на себе.

На фоне разграбления Припяти, когда металл оттуда вывозили грузовиками, или в сравнении с браконьерами, наведывающимися сюда на охоту-рыбалку, «сталкеры», незаметно посещающие Припять, являются безобидными романтиками-туристами. Романтиками их можно считать по той причине, что любой человек может с комфортом побывать в Припяти, купив тур в многочисленных туристических фирмах.

В продолжение забавы с показанием радиометра Игорь предлагает нам остановиться и измерить фон в районе таблички «Рыжий лес». Сюда дул ветер, когда произошла катастрофа. Тогда уровень радиации был настолько высоким, что сосны погибали, а хвоя меняла цвет. Площадь поражения составила около 400 га. С высоты это был рыжий лес на фоне уцелевшего зеленого. Позже здесь была проведена дезактивация — деревья вывезли и захоронили в специальном могильнике, посадив на этом месте новые сосны.



Но и сейчас здесь рекордный для этих мест уровень радиации.





Пора возвращаться в гостиницу.

Лучшее место для сна — Чернобыльская зона. Мне и раньше приходилось неоднократно ночевать в Чернобыльской зоне во время моих давнишних нелегальных скитаний — высыпался всегда отлично.

То же мне говорили учёные, которые вахтовым методом по 10-12 дней в месяц работают на белорусской научной станции Масаны



Сейчас впервые ночевал в зоне не в спальном мешке, а в гостинице, что намного приятней.

Усталость, тишина, свежий воздух, когда в радиусе десятков километров нет работающих заводов и совсем мало автомобилей — давно так хорошо не высыпался. Думаю, что когда-нибудь еще приеду в Чернобыль — отдохнуть от суеты и отоспаться.

Следующим днём, позавтракав в местной столовой, опять едем на ЧАЭС. Теперь в программе посещение строительства нового безопасного конфаймента (НБК) — очередного символа ЧАЭС.





Вновь подъезжаем к разрешенному месту съемки ЧАЭС.

Вначале идем в «Смотровой павильон» — так именуется небольшой музей, рассказывающий об объекте «Укрытие». Несколько лет назад попасть сюда было сравнительно легко. Теперь меры безопасности усилили — сотрудник прикладывает к сканеру свою пластиковую карту, затем набирает код, после этого связывается по переговорному устройству с охраной, всё под присмотром телекамер, и лишь после этого щелкает замок тяжелой двери.

Из павильона через панорамные окна открывается шикарный вид на «Саркофаг», однако фотографировать отсюда запрещено из-за попадания в кадр систем охраны.

Сотрудница павильона Юлия Марусич по привычке предлагает нам познакомиться. Сообщаю, что знакомиться с ней не буду… У Юлии становятся большие глаза — ей кажется, что я начинаю хамить. Заканчиваю фразу тем, что не буду знакомиться, так как мы уже знакомы с 2006 года, когда я впервые побывал в этом павильоне, и Юлия тогда проводила для меня экскурсию.



«Как редко приходится видеть человека, который ещё раз возвращается сюда!» — восклицает Юлия. «А как же «Зов Припяти» — думаю я. 




Фото 2006 года





Наиболее интересным экспонатом в павильоне является уменьшенный макет 4-го энергоблока с раздвигающимися стенами, позволяющими показать, что находится внутри.

Выходим из «Смотрового павильона», чтобы зайти в такую же соседнюю дверь для прохода на стройплощадку «Новарки».

За дверью — вращающиеся турникеты из частых толстых металлических прутьев, сквозь которые вряд ли проберется даже кошка. Подобные турникеты я уже видел на проходной белорусского Объединенного института энергетических и ядерных исследований «Сосны» и в Физико-энергетическом институте в Обнинске — международный стандарт атомных объектов.



За турникетами — пост вооруженной охраны. Вместе с милиционерами дежурит пара солдат в касках, бронежилетах и с автоматами наперевес. Проходим процедуру тщательного досмотра. Точно такой же досмотр проходят все строители, направляющиеся на работу или с работы. После досмотра идем на стройплощадку через такой же турникет, как и на входе.

На стройплощадке первым делом заходим в бытовку надеть светоотражающие жилеты, каски и защитные очки — таковы требования, все находящиеся на стройке, от начальства до рабочего, их соблюдают. Везде развешаны информационные таблички на русском (а не на украинском) и английском языках. Одна из табличек обязывает докладывать о нарушениях и аварийных ситуациях «куда следует», в том числе и по электронной почте.



Построенный сразу же после катастрофы в авральном режиме «саркофаг» рассчитан на 30 лет. Срок его эксплуатации подходит к концу.



В 2006 году велись работы по ремонту крыши «Укрытия», которая тогда находилась в плачевном состоянии — наваленные в спешке листы металла, между которыми зияли дыры.

12 февраля 2013 году произошло обрушение нескольких навесных плит над машинным залом энергоблока площадью несколько сотен квадратных метров.

Новый безопасный конфаймент (НБК) строить на месте старого опасно из-за высокого уровня радиации, которая проникает сквозь стены «саркофага» на расстояние нескольких сотен метров.

Поэтому было принято решение строить новое капитальное укрытие в виде огромной арки в стороне от старого, а затем надвинуть арку на «саркофаг» по рельсам — отсюда и название предприятия «Новарка». Расчетный срок службы НБК — 100 лет.



«Новарка» — совместное предприятие, в состав которого входят французские строительные компании VINCI Construction Grands Projets и Bouygues Travaux Publics. Финансирует строительство чернобыльский фонд «Укрытие» (ЧФУ). Распорядитель средств ЧФУ — Европейский банк реконструкции и развития. Стоимость проекта — 1,5 млрд. евро, но к окончанию работа эта сумма очевидно возрастет.



Наиболее ответственную работу по поднятию гигантского сооружения ведет голландская фирма Mammoet Transport BV — мировой лидер по перемещению тяжестей. Эта фирма в 2001 году поднимала затонувший «Курск».



Экскурсию по стройке проводит заместитель руководителя проекта по строительству нового безопасного конфаймента Виктор Зализецкий.






Сейчас здесь трудятся рабочие из разных стран от Европы до Филипинн — всего около 3000 человек. Их пригласила сюда фирма-подрядчик. Были и россияне, но они уехали после того, как в Крыму появились «вежливые люди».

На стройке обитает большое количество добродушных дворняг, которых подкармливают рабочие.



Размах работ впечатляет. Пролет «Арки» — 257 метров. Высота — 110 метров. Длина — 162 метра. Вес — 25 тысяч тонн. Вся металлическая конструкция (по длине) собирается из двух частей. Первая (Восточная) часть арки длинной 79 метров уже собрана в проектное положение и перемещена на 112,5 метра (зона стоянки). На освободившемся месте в настоящее время собирается вторая (Западная) часть арки длиной 83 метра.



Конструкция арки собирается из семи сегментов. Средний сегмент арки собирается на земле. Потом поднимается домкратами, размещенными в контейнерах на вершинах десяти подъемных башен, стоящих по обе стороны вдоль арки. После выполнения первого подъема арки к ней стыкуются (монтируются) два боковых сегмента. Далее после второго подъема стыкуются еще два боковых сегмента. И после третьего подъема стыкуются последние два сегмента арки.

В планах этого года завершить все три подъема по Западной части арки и соединить обе части арки (Восточную и Западную).







По слухам, некоторые из домкратов, задействованных на «Новарке», раньше поднимали «Курск».





Наружная обшивка арки покрыта нержавеющей сталью толщиной 0,7 мм. В состав наружной обшивки также входит два слоя утеплителя, влагозащитная мембрана и профнастил. Внутренняя обшивка арки покрыта также нержавеющей сталью толщиной 0,6 мм.







Расстояние между поясами арки и соответственно между наружной и внутренней обшивкой составляет более 12,5 метра, это так называемое внутриарочное пространство. В этом пространстве система вентиляции будет выполнять следующие функции:

1. Поддерживать требуемый режим влажности с целью исключения коррозии конструкций арки и обшивки.


2. Поддерживать избыточное на 0,5% давление по отношению к давлению в основном объеме, а также снаружи строения, с целью исключения поступления воды (паров) снаружи и пыли из основного объема.



Массивные трубчатые конструкции каркаса арки производятся в Италии. Основные несущие конструкции — это трубы 800 мм в диаметре и толщиной 50 мм нижнего и верхнего пояса. Такие трубы ранее и в настоящее время на территории СНГ не производятся.





Огромные высокопрочные болты с гайками, прибывающие в бочках — из Англии. Болты такого типа на территории СНГ также не производятся, а Виктор Зализецкий не слышал, чтобы они в СНГ где-то применялись.









Для «Новарки» это коммерческий проект, и если есть соответствующие спецификациям материалы в Украине, они закупаются в Украине. Например, щебень, цемент, арматура и т.д.

Виктор Зализецкий показывает нам недавно возведенную стену биологической защиты, защищающую территорию стройки от излучения 4-го энергоблока. Сооружение защитной стены позволило увеличить в 2-3 раза продолжительность пребывания в этом месте, что позволило работать полную дневную смену.





Проведя нас по стройке, Виктор подводит нас к неприметному контейнеру, куда сходятся пучки проводов, в том числе и оптоволоконные.





В этом контейнере находится командный пункт по выполнению процессов подъема и перемещения металлических конструкций арки. Нам разрешили ненадолго туда заглянуть.

Внутри — множество мониторов и несколько ноутбуков. На мониторах отображается информация с многочисленных телекамер, направленных на оборудование подъема или перемещения. Из персонала — три голландца и один украинец. Непривычно видеть ответственного работника всего в татуировках и с серьгами в ушах. Впрочем, Голландия… Все напряжённо смотрят на графику на экране ноутбука — там отображается нагрузка на каждый из 40 домкратов.









В завершение показа нас сводили на крышу санпропускника для персонала, откуда открывается лучший панорамный вид на грандиозную стройку. Масштабность сооружения впечатляет.



После сооружения «Новой арки» под её защитой будет начат процесс демонтажа старого «Укрытия» и захоронения радиоактивных материалов.



В остальной части ЧАЭС планируется создание международного учебного центра МЧС.



На этом программа пребывания закончена — пора покидать зону.

На выезде — дозиметрический контроль и осмотр содержимого автомобиля с целью проверки соблюдения запрета на вывоз предметов-«сувениров» из зоны. На вопрос, что же отсюда могут вывезти посетители, охранник рассказывает, что бывали случаи, когда любители экзотики пытались вывезти даже саженцы деревьев.

Некоторые называют посещение Чернобыльской зоны «экстремальным туризмом». По личному опыту утверждаю, что при организованном посещении зоны экстрима здесь не больше, чем на колесе обозрения в парке отдыха. Экстримом можно назвать только нелегальные походы туда.

Стоит отметить открытость администрации Чернобыльской зоны отчуждения. Несмотря на фактическую войну между Украиной и Россией, дали добро на посещение атомного объекта российской журналистке. Везде мы встречали хорошее отношение. Единственную резкую фразу о международных отношениях мы услышали от сотрудника СБУ, с которым познакомились в Чернобыле, но и с ним беседа быстро вошла в доброжелательное русло.

Поскольку я белорус, а коллега Ольга — из России, во всех разговорах с украинцами периодически поднималась тема сегодняшних отношений между нашими странами. Если кратко — от Беларуси (особенно от белорусского президента) украинцы в восторге, а отношения с Россией считают явно ненормальными. При этом неприязни к русским людям нет.

Во время пребывания в украинском сегменте я постоянно сравнивал его с аналогичным белорусским



Украинский сегмент кипит жизнью. Идет интенсивное строительство Новой арки. Международное научное сотрудничество и постоянный поток посетителей со всего мира приносят хороший доход работникам «зоны». В магазине Чернобыля можно купить майки, кружки, зажигалки и другие сувениры с символикой ЧАЭС.







Белорусский сегмент — «мертвое царство», практически свободное от людей пространство, куда большинству людей можно попасть только на Радуницу.

Международное научное сотрудничество ведётся слабо, экскурсии не проводятся вообще. По белорусской традиции ответственным лицам проще запрещать по принципу «как бы чего не вышло», чем взять на себя ответственность.

Хотя и в белорусской Чернобыльской зоне есть на что посмотреть.


Комментариев нет:

Отправить комментарий